Благотворительный фонд


  "Благотворить ближнему есть дело любви "  АВВА   ДОРОФЕЙ

«Страшнее всего мне было, когда нас бросили»

мельянова Светлана Евгеньевна, мать двоих детей, у младшей дочери Наташи диагноз ДЦП.

-  У нас на самом деле не самая тяжелая стадия, - поясняет мама, -дочка уже даже сидит сама, 14 июля поедем на лечение в очередной раз, будем ждать новых достижений. В начале года дочка только лежала, а сейчас, когда её держишь, даже ходит. Ножки надо выпрямлять, и, надеюсь, даже бегать со временем она будет не хуже других деток. Произносим некоторые слова. Наташа очень любит «пока» говорить, когда мы куда-нибудь уходим. Сейчас ещё не очень разговорчивая, но она учится. Так что мы надеемся на лучшее.

- Вы знали, что у дочки будут проблемы со здоровьем, до рождения?

- Мне делали во время беременности вынужденную операцию, и женщины, с которыми я лежала вместе, говорили, что могут быть осложнения. А вот врачи молчали до последнего. Даже в роддоме мне сказали, что нормальный здоровый ребенок родился. И я успокоилась. А вот в 5 месяцев невропатолог на плановом осмотре неожиданно заявил, что у дочки голова меньше, чем должна быть, и отправил нас на обследование в московскую больницу. Вот теперь ездим по врачам, лечимся.

- Если бы знали, что такие проблемы могут быть…

- Все равно рожала бы и точно о неё не отказалась бы. Не знаю, как можно бросить собственного ребенка, как бы сложно с ним ни было. Тем более тогда у меня был гражданский муж, отец Наташи, так что была уверенность в том, что даже в сложные моменты я буду не одна. Тогда он уверял, что будет во всём мне помогать, вытянем дочь в любом случае… И это тоже поддерживало. А в этом году он ушел и всё, теперь я одна с двумя детьми справляюсь. Конечно, это гораздо сложнее.

Единственный мужчина, на которого сейчас может по-настоящему рассчитывать Светлана – 12-летний сын.

- Он очень любит сестренку, играет с ней, - с улыбкой рассказывает мама, - Меня по-настоящему радует то, что он к ней действительно относится с привязанностью и заботой.

- Как вы вообще живете сейчас: с двумя детьми, особенно с такой маленькой, работать вряд ли удается?

- Я не работаю, с малышкой это нереально, её же не оставишь без присмотра, да она ни с кем другим и не останется, кроме меня. Мы получаем пенсию и пособия, на них и живем. В общем в месяц выходит чуть больше 20 тысяч. Жить так, сами понимаете, сложно, но как-то выкручиваемся. Когда приходит время заниматься лечением Наташи, всё несколько сложнее. Одна с ней в общественном транспорте я просто не доберусь, это очень тяжело, поэтому приходится брать такси. Помню, мы ездили в декабре в реабилитационный центр, чтобы её подлечить, и тогда только за поездку в одну сторону пришлось отдать 1800 рублей. То есть любые жизненные сложности, это серьёзный удар по семейному бюджету. Непросто, конечно. Но мы живем сегодняшним днем, по-другому и не получилось бы. Если постоянно задумываться о том, как будем справляться с трудностями завтра, будет совсем страшно. Сегодня я справляюсь, и это уже повод гордиться собой.

назад к списку